May 22nd, 2021

О душе, искусстве, технологиях и пирамиде Маслоу

Когда обсуждают наиболее острые проблемы современности или возможные варианты будущего, то неизменно говорят о технологических укладах, об экономике или о политике. Никогда не говорят об искусстве. А ещё не говорят о человеке. И уж совсем не говорят о душе. О душе говорят эзотерики, священнослужители и разного рода дилетанты. Если вдуматься, то это весьма странная ситуация, потому что вопрос бытия – текущего и грядущего – касается как раз нас и совсем не определяется и уж, тем более, не сводится к политике, экономике и технологиям. Нормальный человек живёт совсем другими интересами, а если политика, экономика и технологии активно входят в его жизнь, то это означает, что с организацией этой жизни что-то неладно.

Представление об «искусстве» в общественном сознании, мягко говоря, раздробленное, временами приобретающее оттенки шизофрении. С одной стороны, искусству, как и в добрые старые времена, отводится откровенно периферийная роль «надстройки» над «базисом» экономики; с другой стороны, «современное искусство» – это финансовый актив, интенсивно разрабатываемый с 1960-х годов прошлого века; и, наконец, среди молодёжи усиленно поднимают престиж «креативного класса», занимающегося всякими несерьёзными «глупостями». Надо признать, что эту игру смыслами активно поддерживают деятели культуры.

Предпримем попытку нарушить традиционную «рамку», внутри которой происходит обсуждение текущего положения дел и вариантов будущего, и сделаем акцент на «социальном изгое» – сфере искусства. Посмотрим на искусство как сферу бытия, которая может подсказать если не готовые ответы, то направления решений самых сложных и актуальных проблем современности, которые остаются непосильной проблемой для традиционных подходов.

Прежде всего, определимся с тем, какой смысл мы будем вкладывать в понятие «искусство». Существующее многообразие противоречивых толкований было снято советским психологом А.Н. Леонтьевым, который выделял в качестве уникальной функции эстетической деятельности «трансляцию авторского послания». Это означает, что помимо того, что искусство учит, отражает, воспитывает и делает многое прочее — т.е. осуществляет то, что может быть реализовано разными другими видами человеческой деятельности — только искусство способно транслировать перципиенту — читателю, слушателю, зрителю — информацию о смысле, о внутреннем мире автора, о его душе. Тем самым искусство творит настоящее чудо — выражает и передаёт принципиально невыразимое и непередаваемое. Осуществляя такого рода коммуникацию, искусство представляет собой «информационно-коммуникационную систему». (Г.М. Каган).

Эту сложнейшую миссию обеспечивает трёхчастная структура произведения искусства, содержащая уровни изобразительности, выразительности и образности. (С.М. Эйзенштейн). Тем самым произведение искусства представляет собой капсулу или файл, во внешнепространственную оболочку которого, посредством выразительности формы, упаковывается содержание. Этим произведение искусства чрезвычайно похоже на своего творца, где также присутствует внешняя форма и внутреннее пространство. Более того, произведение искусства каждый раз есть слепок со своего автора. Слепок его души, который изготавливается неосознанным образом и представляется на суд читателю, слушателю или зрителю.

Collapse )



Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.